March 11th, 2013

О сталинском "рынке"

Оригинал взят у sharper_ в О сталинском "рынке"

Блин! Заколебался я парировать всякий бред о том, что в сталинском СССР был рынок! Навалом народу завопило о товарном производстве в СССР, с радостью узнав про промартели и ни разу не поняв, что это просто тот же промышленный, а не сельхоз, но колхоз, кооператив, основанный на общественной собственности, а то и работающий на арендованном у государства оборудовании, ни разу не является предприятием частным и не создаётся с "целью извлечения прибыли"! Артели точно также верстали промфинплан, а их работники получали зарплату по КЗОТ. Артели создавали свои "корпоративные" фонды общественного потребления и строили и спортплощадки, и дома отдыха, и жилье хозспособом, ровно также, как и госпредприятия, отличаясь в этом бОльшей самостоятельностью.
Рынок же в раннем СССР был исключительно потребительским, где продукты можно было купить только из зарплаты. Базар, короче.
НУ и, чтобы бла-бла не разводить вот сталинская цитата из "Экономических проблем социализма в СССР":


ОТВЕТ
т-щу НОТКИНУ, Александру Ильичу


...

Из Ваших рассуждений вытекает, что средства производства и прежде всего орудия производства, производимые нашими национализированными предприятиями, Вы рассматриваете, как товар.

Можно ли рассматривать средства производства при нашем социалистическом строе, как товар? По-моему, никак нельзя.

Товар есть такой продукт производства, который продаётся любому покупателю, причём при продаже товара товаровладелец теряет право собственности на него, а покупатель становится собственником товара, которые может перепродать, заложить, сгноить его. Подходят ли средства производства под такое определение? Ясно, что не подходят. Во-первых, средства производства “продаются” не всякому покупателю, они не “продаются” даже колхозам, они только распределяются государством среди своих предприятий. Во-вторых, владелец средств производства — государство при передаче их тому или иному предприятию ни в какой мере не теряет права собственности на средства производства, а наоборот, полностью сохраняет его. В-третьих, директора предприятий, получившие от государства средства производства, не только не становятся их собственниками, а наоборот, утверждаются, как уполномоченные советского государства по использованию средств производства, согласно планов, преподанных государством.

Как видно, средства производства при нашем строе никак нельзя подвести под категорию товаров.

Почему же в таком случае говорят о стоимости средств производства, об их себестоимости, об их цене и т. п.?

По двум причинам.

Во-первых, это необходимо для калькуляции, для расчётов, для определения доходности и убыточности предприятий, для проверки и контроля предприятий. Но это всего лишь формальная сторона дела.

Во-вторых, это необходимо для того, чтобы в интересах внешней торговли осуществлять дело продажи средств производства иностранным государствам. Здесь, в области внешней торговли, но только в этой области, наши средства производства действительно являются товарами и они действительно продаются (без кавычек).

Выходит таким образом, что в области внешнеторгового оборота средства производства, производимые нашими предприятиями, сохраняют свойства товаров как по существу, так и формально, тогда как в области экономического оборота внутри страны средства производства теряют свойства товаров, перестают быть товарами и выходят за пределы сферы действия закона стоимости, сохраняя лишь внешнюю оболочку товаров (калькуляция и пр.).

Чем объяснить это своеобразие?

Дело в том, что в наших социалистических условиях экономическое развитие происходит не в порядке переворотов, а в порядке постепенных изменений, когда старое не просто отменяется начисто, а меняет свою природу применительно к новому, сохраняя лишь свою форму, а новое не просто уничтожает старое, а проникает в старое, меняет его природу, его функции, не ломая его форму, а используя её для развития нового. Так обстоит дело не только с товарами, но и с деньгами в нашем экономическом обороте, так же как и с банками, которые, теряя свои старые функции и приобретая новые, сохраняют старую форму, используемую социалистическим строем.

Если подойти к делу с точки зрения формальной, с точки зрения процессов, происходящих на поверхности явлений, можно притти к неправильному выводу о том, что категории капитализма сохраняют будто бы силу в пашей экономике. Если же подойти к делу с марксистским анализом, делающим строгое различие между содержанием экономического процесса и его формой, между глубинными процессами развития и поверхностными явлениями, — то можно притти к единственно правильному выводу о том, что от старых категорий капитализма сохранилась у нас главным образом форма, внешний облик, по существу же они изменились у нас коренным образом применительно к потребностям развития социалистического народного хозяйства.

============
Я считаю, что каждый, кто хочет восстановить социализм и СССР, тот должен работу Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" знать, как "Отче наш" - наизусть. И не просто знать текст, но и разобраться в КАЖДОМ применяемом в работе термине. Ибо с этого места придется начинать и по этой программе продолжать дело Сталина, дело общенародное.

В Гааге был замучен и убит Слободан Милошевич 11 марта 2006 года

Умер Слободан Милошевич

Автор: Звонимир Трайкович

Для нас, сербов, март, словно какой-то роковой месяц. Много мартовских дат для нас связано с важнейшими событиями. Судьба и на сей раз осталась верна этой печальной традиции. Умер Слободан Милошевич.
Эта сухая весть утром 11 марта 2006 года потрясла сербов и весь мир. Потрясла мир настолько, что все крупнейшие телеканалы прервали свои программы для экстренных выпусков, посвящённых исключительно этому событию. Так кто же мы, сербы, такие ("маленькие и слабые, горе-народ"), и кто такой Милошевич, что весь свет так всколыхнулся? Почему мы для них так важны, и почему же нас так боятся? Есть ещё много "почему", среди которых особенно выделяется систематическое и продолжительное убийство Милошевича… Череда подозрительных
самоубийств и странных смертей, причём только сербских, в "элитной тюрьме ООН", где подобные вещи никак не должны происходить.

Не по-человечески, не по-христиански было бы в день чьей-то смерти затрагивать такие темы, но я должен это сделать. Должен, потому что от меня этого ждут как от его многолетнего сотрудника, потому что он сам бы мне не простил, если бы я не сказал правду. Кем был Милошевич на самом деле? К чему он стремился, и почему ему не удалось этого достичь? О нём говорят преимущественно сегодняшние янычары, которые с ним никогда ни словом не обмолвились. Недостойные пожатия его руки, не говоря уже о том, чтобы он сел с ними за один стол и разговаривал на серьёзные политические темы.

Кем был Милошевич на самом деле

- Милошевич – блестящий, проницательный ум, красноречивый оратор, что невольно признали даже высокомерные англичане на Skay News, замечая, что он играл с гаагским судом как кошка с мышкой, демонстрируя своё превосходство, разбивая обвинение вдребезги. Правда, эту задачу ему облегчили те, кто его судил в Гааге за то, в чём виноваты исключительно они сами (Запад).


- Милошевич был государственник. Сравнение его с сегодняшней правящей олигархией и неуместно, и крайне возмутительно. Для сегодняшних ДОС-овских ничтожеств вообще трудно подобрать подходящее сравнение.


- Милошевич не был диктатором, иначе сегодняшние рупоры давно бы заглохли. На него нападали изнутри и снаружи, из "балканского мясника" превращая в "незаменимого миротворца", из "приятного собеседника" – в "убийцу с Ибарской магистрали" – всё в угоду сиюминутным потребностям, для внутреннего и мирового употребления. Никому ещё не удалось с точностью доказать ни одного убийства, которого он якобы требовал или заказывал, а времени для этого было более чем достаточно – пять лет. Зная его очень хорошо, я утверждаю, что на такие вещи он никогда бы не решился, так как, начав убивать, убьёшь и какого-нибудь иностранца, а не только местных слюнтяев. Кроме того, будучи несогласным с его политикой, я сотни раз выступал по телевидению с её критикой, и вот – моя голова всё ещё на плечах. Всем этим политическим гонкам на сербской и международной арене Милошевич сам дал лучшее определение в одном предложении: "Не нападают на Сербию из-за Милошевича, но на Милошевича нападают из-за Сербии". Это очевидно хотя бы сейчас, когда, несмотря на то, что мы "демократизировались", о наши спины ломают кнуты, а пряника мы так и не вкусили.


- Лозунг "Сербия должна подняться!" появился в 1988 г. после отказа Союзной скупщины СФРЮ ввести квоту на таможенные льготы и облегчённое пересечение границы для муниципалитетов и регионов в Сербии. Такая квота уже десятилетиями действовала в Словении и Хорватии, как наследие экономического фаворитизма режима Тито по отношению к этим республикам. Этот чисто хозяйственный лозунг перемещён в националистский контекст, хотя Запад прекрасно знал, о чём идёт речь. Так Милошевич стал националистом. Хотя я лично был бы намного более счастлив, если бы Милошевич был хотя бы чуточку большим националистом, чем космополитом.


- Милошевич был настоящий пацифист и не любил ни армию, ни войну. Он всегда старался избежать войны, даже тогда, когда это было невозможно. Это было его большой ошибкой, в которой заключены все причины его более поздних политических поражений. Он не хотел согласиться, что это – Планета силы, и что единственным ответом на насильственное отторжение территории должно стать решительное применение силы.


- К несчастью всего сербского народа, его президентом во время распада СССР и нарушения мирового равновесия был недостаточно опытный и решительный человек. Его попытки сохранить Югославию в качестве "лучшего" решения, чтобы все сербы всё-таки жили в одном государстве, без необходимого применения силы были заведомо обречены на провал. Он не понимал, что Запад сознательно стремился уничтожить Югославию как лидера движения неприсоединения, чтобы покончить и с этим движением. Создатели Нового миропорядка после победы над коммунистическим блоком жаждали крови, чтобы насаждение "демократии" прошло как можно легче. За всем этим стоял новый вариант грабежа под названием "переход", с помощью которого западные транснациональные компании стремились завладеть капиталом, природными и производственными ресурсами Восточной Европы и неприсоединившегося мира. Для Запада Милошевич был особенно важной мишенью как сторонник своего рода гуманного, "шведского капитализма". Эта идея, как альтернатива полной распродаже хозяйства страны, подразумевала сочетание ведущих государственных компаний, частных малых и средних предприятий, а также иностранного капиталовложения. Конечно, у западных грабителей от такой идеи волосы становились дыбом, и они стремились пресечь её на корню и не дать ей
распространиться на остальные посткоммунистические страны. Тем самым Милошевич стал так важен, так значителен для Запада, а его "сатанизация" и последующее устранение должны было запугать остальных свободомыслящих политиков мира, чтобы даже и не пытались пойти этим путём. К сожалению, он не дождался и не увидел, как сегодня в России идею "шведского капитализма" Путин очень успешно претворяет в жизнь.

Если вы меня попросите ответить одним предложением на вопрос, кто такой Милошевич, я отвечу не колеблясь: Милошевич – полная противоположность всему тому, каким его описывали и "малевали". Все мнимые анализы его правления составлялись тенденциозно и навязывались по принципу "чтобы никто не догадался". Требовалось всё перевернуть с ног на голову, затуманить истину и подсунуть великую ложь мирового масштаба. Призрак лжи, ещё пять лет назад безраздельно властвовавший над миром, сегодня серьёзно пошатнулся. Ложь, сфабрикованная для нужд неких коварных правителей, образующих так называемый НМП (Новый мировой порядок), стала слишком прозрачной, чтобы слепо ей верить.

И потому, из-за этой лжи, НМП охватывает страх перед нами, непокорными сербами, как мы заметили ещё в начале этого текста. Большая ложь, как раздувшийся мыльный пузырь, очень опасна тем, что может лопнуть как раз там, с чего всё и начиналось. Там, где уничтожали одну страну, демонизировали один народ, чтобы создать неустойчивый, только им одним нужный НМП. Вот почему мы, сербы, так важны, вот почему мы велики и сильны. Почти 20 лет нас пытаются склонить под ярмо НМП – и не получается. Всё испробовали: от разжигания межэтнических конфликтов, санкций, бомбардировок до гаагской инквизиции, – но дух этого народа не сломлен. Потому мы велики и потому нас боятся – ведь мы можем послужить очень "плохим" примером остальным малым народам мира. Для человеческого века 20 лет – и то немалый срок, – подсказывает нам Сорос посредством своих СМИ. Но мыслящая часть возражает, что для выживания нации это – только миг, иначе бы мы уже несколько веков как были турками.

Возможно, о величине народа и человека красноречивее всего свидетельствует степень заинтересованности в мировых масштабах к важнейшим событиям в его жизни. После атаки террористов на Нью-Йорк и нападения на Ирак, весть о смерти Милошевича сильнее всего всколыхнула мир. У такого народа, несмотря на все невзгоды, есть будущее, и я горжусь тем, что я серб.

Убийцы в Белграде

Чтобы спасти этот мировой мыльный пузырь,перед Западом стояла ещё одна задача.Милошевича требовалось осудить, а если это окажется невозможным "в доказательном порядке" – физически убрать. Потому в тюрьме инквизиции НАТО, в одной из стран НАТО и под покровительством ООН, убит президент суверенной страны. Вернее, его убивали систематически, так как "судьи" ООН отказали ему в самом элементарном праве человека – праве на лечение.

Но больше меня беспокоят отечественные соучастники этого убийства. Правящая клика, которая не только не помогла своему первому гражданину, что сделать она была обязана, но всеми средствами, и даже личными требованиями, противодействовала поездке Милошевича на лечение в Москву. Клика, обрушившая государственный авторитет до такой степени, что наши адвокаты обращаются за помощью в российское, а не в наше посольство в Гааге. Клика, соревновавшаяся в ссылке в Гаагу как можно большего числа наших сограждан, используя этот "суд" помимо всего прочего и для устранения своих политических противников. Однако политический маятник качнётся, и некоторые неосведомлённые и застигнутые врасплох скоро будут ошеломлены, когда им будут "предложены" менее удобные помещения, карандаш и бумага. Чтобы обстоятельно и подробно написать обо всём, что они делали, на кого и в чьих интересах работали, и почему не защищали страну и её граждан, как того требовали данные ими присяги и обязывающие их к этому законы. Если они так и не раздобыли доказательств всех мнимых преступлений Милошевича, то об их "заслугах" прекраснейшего материала будет даже в преизбытке.

История и Гаага

Милошевич прекрасно осознавал, что из Гааги не вернётся. Осознавал, что будет осуждён, невзирая на качество своих доказательств, полностью сокрушающих обвинение. Потому все свои усилия он сосредоточил на политическом контексте защиты, больше защищая сербский народ, и меньше – себя лично. Защищал и защитил сербский народ, открывая миру, кто при развале суверенной страны, Югославии, совершил на этом пространстве настоящий геноцид. Всё остальное, и совершённые со всех сторон преступления – неминуемые последствия этого геноцида, совершённого Западом. Силу воли прочитать несколько десятков тысяч страниц он черпал в желании войти в историю своего народа с чистым образом. А может быть, и исправить определённые ошибки, совершённые им в ущерб сербам в Республике Сербской Краине и Республике Сербской, надеясь, что это станет достаточной сербской жертвой для окончательного ослабления западного давления. Он ошибался, что сегодня, спустя десять лет, стало намного очевиднее. Однако Милошевич займёт своё светлое место в сербской истории. Если не сразу, то определённо по истечении какого-то времени.

Милошевич политически родился в Космете (Косово) и защищал его оружием, пока мог, в столкновении с НАТО, единственной мировой сверхсилой, лишённый возможности какой бы то ни было помощи. После 78 дней ожесточённой борьбы заключён компромиссный мир, и резолюция ООН №1244 гарантирует наш суверенитет над этой частью нашей страны. Это не победа, но это не может считаться поражением.

На грань поражения нас поставили сегодняшние "демократы", за пять лет правления которых этот край сумел оказаться в шаге от разрыва. Сейчас этим малодушным западным ставленникам важно одно – изобрести способ сокрытия своего предательства, чтобы оно не бросалось в глаза хотя бы на первый взгляд. Для этого "мудрый" Вук придумал лозунг "больше автономии, меньше независимости", который никому в мире толком не понятен, а Вуку и подавно. Бывший министр обороны, после полного развала армии, став президентом, "триумфально" заявил, что "Сербия не будет защищать Косово оружием". Когда такую глупость ляпнет президент, это знак всему миру, что Косово он не собирается защищать вообще никак, а ему, пожалуй, и в голову не приходит, что тем самым он прямо нарушает данную им присягу "всеми средствами защищать целостность, суверенитет…". Господа, вы стремились к власти, чтобы улучшить положение вещей, и получили власть. Вы знали, что получаете в наследство от Милошевича, и скоро сербский народ вас спросит, что же вы сделали.

Прошу прощения, что в такую печальную минуту вообще пишу о таких вещах, упоминая этих западных
марионеток, но я чувствую обиду, унижение, что, вероятно, чувствует каждый мыслящий серб. Скончался наш президент в какой-то чужой, вражеской тюрьме, измученный болезнью. Исключительно жалкое, унизительное положение, в котором оказался весь народ. Каким бы он ни был – это был наш президент. И судить его может только этот народ, который его выбирал.

2 года после Фукусимы — атомная энергетика развивается

Оригинал взят у kcooss в 2 года после Фукусимы — атомная энергетика развивается



Сегодня, 11 марта, исполнилось ровно два года со времени масштабной катастрофы на японской атомной станции «Фукусима-1». Причиной этой аварии стало сильнейшее землетрясение, унесшее десятки тысяч жизней, и вызванное им цунами.

Катастрофу в префектуре Фукусима неоднократно сравнивали с аварией на Чернобыльской АЭС, вокруг атомной станции в Японии появилась своя зона отчуждения, были эвакуированы 80 тысяч человек, проживавших в радиусе 30 километров от электростанции.

Сразу после катастрофы правительство Японии заявило о намерении отказаться от атомной энергетики и перейти на альтернативные источники, большая часть японских АЭС была остановлена для проведения стресс-тестов.

Кроме того, общественный резонанс был столь велик, что многие страны, в частности Германия и Швейцария, также приняли решение прекратить строительство новых АЭС и постепенно отказаться от эксплуатации уже действующих.

Однако, по прошествии двух лет со дня аварии на «Фукусиме-1», стало понятно, что атомная отрасль по-прежнему остается приоритетной и планета не готова отказаться от сравнительно дешевой и доступной атомной энергии.

Еще в 2011 году Барак Обама подчеркнул, что, несмотря на опасения населения, США не будет отказываться от использования ядерной энергии, возводятся новые АЭС в России, Китае, Индии, Южной Корее, ОАЭ, планируется строительство первых АЭС в Белоруссии, Польше, Турции, Вьетнаме, Бангладеш и в других странах, намечается строительство новых энергоблоков АЭС в Великобритании, Финляндии, ЮАР, Украине, Аргентине, Казахстане и других странах. Власти многих стран попытались успокоить граждан путем проведения проверок систем безопасности атомных станций.

Специалисты подчеркивают, что Японии, не обладающей собственными запасами углеводородов, будет трудно отказаться от атомной энергетики, играющей важнейшую роль в обеспечении страны электроэнергией.