makanom (makanom) wrote,
makanom
makanom

если вам всё ещё мало -- держитесь, я вас люблю (настроение: заебалась пыль глотать)

Оригинал взят у klava_pupkina в если вам всё ещё мало -- держитесь, я вас люблю
Вощем, что я хочу сказать вам, дорогие друзья. Хочу сказать, что я ишак. Как дура последняя, я четала эту ебучую детскую книжку о шестистах пятидесяти страницах, собираясь впоследствии поразить тут всех информацией о том, какой пиздец нынче принято песать в детских книжках.

А нужно-то было всего лишь почетать в википедии про автора шедевра. И вот щас я почетала и думаю, что отзыв про книжку можно так-то и не песать. Потому что это то же самое, что сначала мучительно четать, а потом старательно песать отзывы на детские книги за авторством, хуй его знает, Валерии Ильиничны Новодорской или там, к примеру, Константина Натановича Борового.

Вощем, автор книги -- Мариэтта Омаровна Чудакова (в девичестве -- Хан-Магомедова), литературовед, песатель, общественный деятель, подпесант "песьма сорока двух" в 1993-м году и обращения "Путин должен уйти" в 2010-м, основатель общественной организации ВИНТ (это не то, что вы подумали, это товарищество творческой интеллигенции и ветеранов горячих точег), член партии СПС тех времён, когда существовала партия СПС... хватит? Ах да, ещё ей семист пять лет. *бьюсь головой*

Книга называется "Дела и ужосы ужасы Жени Осинкиной".

Блядь, я правда думала, это для детей! Там было в аннотации написано, что дети типа преступление расследуют и всё такое! Я не знала, кто такая эта Мариэтта, я ваще думала -- это псевдоним дебильный.

Вощем, если кому-то по-прежнему интересно про книгу что-нибудь, кроме того, что её ни в коем случае нельзя четать не только детям, а даже и алкоголикам средних лет -- идите под кат. Там будут цетаты.



Итаг. Сюжет. Есть пиздюки в возрасте от десяти штоле до восемнаццати (никакой педофилии, вы мне это бросьте!) лет, которые организовали Братство с целью делать добро. Эта самая Женя Осинкина тринаццати лет -- тоже в деле. И вот не успели они нихуя хорошего сделать, как отца-основателя Братства по имени Олег (того самого, которому внезапно восемнаццать лет) безвинно садят на пожизненное за убийство, которого он, ясное дело, не совершал просто вступился за девушку, на которую напали хулиганы. Ну и Женя собирает там прочих малолетних корешей, и они все вместе находят настоящих злодеев и всякую там доказуху нужную, чтоб восстановить справедливость.

Не, ну нормальный сюжет для детской книги так-то, чё. Да. Я серьёзно думаю, что нормальный.

Так вот. Первые страниц сорок я прочетала вполне спокойно, ничто, как говорится, не предвещало. Ну то есть как -- были, конечно, _странности_, но у кого их нет. Так или иначе, к увиденному на сорок первой странице я оказалась совершенно не готова.

А было на сорок первой странице про генерала. Который, во-первых, "афганец" -- а в этой книге, сразу вам говорю, афганцы почему-то _все_, то есть процентов семист персонажей, это, видимо, пагубное влияние общественной организации ВИНТ, -- а во-вторых, папа мальчега, который подрачивал нимношка на Женю, чем она и воспользовалась, дабы получить от генерала безвозмездно транспорт и охрану до Сибири и Алтая, где надо было спасать Олега.

Так вот про генерала. Там очень интересная ваще логика повествования.Сначала говорится -- щас мы вам объясним, почему генерал дал какой-то незнакомой ему пиздючке тачку и охрану, чтоб она пездовала радостно в Сибирь. А вместо этого рассказывают нам, что "Старший сын Георгия Ивановича погиб во время Первой чеченской войны, 31 декабря 1994 года, при попытке взять Грозный непременно в новогоднюю ночь [...] Тело его сына долго валялось тогда на одной из улиц Грозного вместе с десятками (говорили, что и сотнями) тел других участников кровавого и бессмысленного боя. Чеченцы, глубоко уверенные, что каждый воин имеет право быть похороненным, обращались к своим врагам с просьбой объявить на сутки перемирие и забрать трупы солдат: «Ведь их на наших улицах собаки едят!» Но никто не озаботился преданием тел своих воинов земле".

А потом говорят -- короче, генерал был умный, поэтому понял, что надо дать тачку и охрану, такие дела. Вощем, очень как-то внезапно прыгнули на меня из детской книжки эти вот няшные чеченчеги ни к селу ни к городу, я даже немного оторопела. Ну, подумала, может, у автора личное что-то.

Оказалось, личного у автора чуть более, чем дохуя.

Уже через пять страниц нарисовался гаишнег-взяточник с сыном-дебилом. Ну то есть там какая история. Гаишнег был честным, пока в 92-м году бандиты не убили его жену из мести за эту самую честность. После чего он перестал быть честным, а стал радостно брать взятки, крышевать ОПГ, пить водку и радоваться жизни. И его сын-дебил вплоть до 13-ти лет ни о чём таком не догадывался, ясное дело, пока какой-то там хуй -- "афганец", конечно, само собой -- не рассказал ему страшную байку о вымогателях на дороге, которых крышуют гАи во главе с его папашей. После этого сын-дебил подслушал, как гаишнег с другими взяточнегами обсуждают этот самый случай, и -- всё понял! И убежал из дома.

Уже через две страницы вниманию юного четателя предлагается следующий диолок одного из Жениных охранников -- ясное дело, "афганца" -- с заправщиком в Ульяновской области. Ну там типа были геганские поля, заросшие лебедой, и охраннег спросил заправщика: 
"– А чего – вы скотину не держите?..
– Почему не держим? Держим.
– А чего ж траву не косите?
– А попробуй покоси – сразу под суд попадешь. Не дают никому.
– Кто не дает-то?
– Начальство. Власти.
– А сами чего ж не косят?
– Говорят – денег нет".

Такой вот глубоко нещщасный русский народ под гнётом охуевшей власти. Далее прям на следующей странице Женя с охранниками спасла девачку-старшеклассницу от нечаянной ебли в кустах с плохими парнями, которые так-то хорошие, когда трезвые, а щас не трезвые, потому что на дискотеке были, а больше им ходить некуда, потому что больше нихуя нет, и ваще все пьют и скоро подохнут, потому что пиздец проклятый путин страну довёл. Но это такой проходной эпизод, ясное дело.

Интересное ждёт нас на писят шестой странице. Там -- про скинхеда! Скинхед идёт по Тверской и вспоминает ужосы беспорядков после проёба сборной Японии (время действия романа -- 2002-й год как раз).

Вспоминает вот как: "Денис шел, и ему чудились груды битого стекла, горящие машины, пьяные крики. Странно, но тогда, в июне, он от души бил эти стекла вместе с пацанами, и хрустальный звон оседающих огромных витрин слушал как музыку. И машины пинал и раскачивал с радостью и даже наслаждением.
Куда делось это чувство? Когда оно сменилось каким-то другим, напоминающим противный вкус во рту наутро после пьянки?
Может быть, тогда, когда он увидел, как кровь струей течет по Дашкиной нежной щеке? И на щеке – широкий порез, от которого – он как-то понял это в одну секунду – обязательно останется шрам. Невозможно было остановить кровь, он стягивал лицо Дашки своим красно-белым шарфом.
Или когда спустя неделю узнал, что сожгли машину у знакомого парня-«афганца», а он, контуженный, с двумя маленькими детьми, зарабатывал на нее три года? Теперь дети все лето будут в городе – не на чем возить их с дачи на процедуры: дети у него были нездоровые. 
…Только в тот момент, когда Денис трясущимися руками старался остановить кровь на Дашкиной щеке, а она плакала и кричала, прямо вопила, он вдруг увидел, что вся Тверская заблевана и залита мочой. А ведь только что он орал и ничего такого не видел. Сегодня, спустя полтора месяца, он шел по той же давно мытой-перемытой улице и явно чувствовал запах рвоты и мочи". 

Извините, что так много, но из песни слова не выкинешь -- тут тебе и "афганец" очередной, и красно-белый шарф, и рвота с мочой (два раза). Но зато явно чувствуется -- скинхед уже на пути исправления, а к концу книги -- сообщаю вам -- он исправится вообще-вообще. Братство и не таких исправляло.

А вот ещё в книге есть адвокат. Молодой, честный, подающий надежды, все дела. Это как раз вот его подзащщитного ни за хуй на пожизненное упекли, ога. Ну не Падва он, конечно, хуле, но зато честный и подающий надежды. Надо, знаете ли, поскромнее быть, а вам вечно подавай всего и сразу.

Так вот адвокат сидит такой у себя в Омске под зелёной лампой и вспоминает своего отца, который тоже был честный и всё такое, но ему было гораздо сложнее, потому что тогда у власти были проклятые коммуняки, и всех честных расстреливали за баней. 

В частности, с некоторыми сложностями он (честный отец честного адвоката) столкнулся будучи председателем "военного трибунала в нашей оккупационной армии в Германии". Рассказывает бабушка честного адвоката: "Мама, – шептал он [честный отец честного адвоката], не доверяя уже и стенам в родном доме, – я ничего не понимаю! Ведь у нас тайное голосование! Как же я сужу солдат за антисоветские надписи на бюллетенях?! Мне их приносят следователи – с именами голосовавших! И я должен давать восемнадцатилетним солдатам по 25 лет!" А вы думали. Советская власть она такая. 

К стате, эта история с голосованием и последующей раздачей по дваццать пять лет солдатикам так разбередила автору душу, что потом она рассказывается ещё раз, практически теми же словами, уже на странице 483. Причём там ещё и объясняется, почему же солдаты внезапно начали в Германии лозунги антисоветские на бюллетенях рисовать: потому что у этих солдат отцы воевали, попадали в плен, а потом в сталинские лагеря. "Вот представь: пацан всю войну отца ждал, а того вместо дома – из фашистского лагеря – в свой… Вот оттуда эти надписи на бюллетенях". 

Ну так-то да. Посмотришь, как папашу из лагеря в лагерь катают -- и бежишь на бюллетене песать "Сталин -- пидорас". В армии, на срочной службе. Ну а где ещё-то? Логичненько так. 

Вообще, когда речь заходит про Великую Отечественную или там про Сталина, не дай бог, то там такой начинается оглушительный хруст французской булки, что аж уши закладывает. Чего стоят одни стенания изгнанного в пиндостан проклятыми коммуняками поручика Зайончковского про белой акации гроздья душистые на восьми страницах.

Но и в прочих местах тоже хрустит неплохо.

Вот Женин папа -- большой учёный, нищенствующий в поганой Рашке, ясное дело, хорошо хоть не "афганец" -- встречает на научном семинаре в Мексике хорошего доброго американца. Который внезапно начинает рассказывать Жениному папе, как развивались события в России в начале девяностых. Причём он настолько неожиданно пускается в эти объяснения, когда его никто ни о чём не спрашивал, как будто автора к этому моменту распирало от желания поведать истину настолько сильно, что не подвернись по сюжету американец -- заговорил бы канделябр.

"Было сильное недоедание. Но все-таки не было, насколько мне известно, в точном смысле голодных смертей. Действительно – у государства не осталось тогда ни денег, ни запасов зерна! Егор Гайдар – он, кажется, внук вашего хорошего детского писателя? -- Так вот, ваш Егор Гайдар сумел сделать чудо – за несколько месяцев наполнил магазины продуктами, причем не только в Москве, а по всей стране!
Цены стали свободными – и, конечно, сразу взлетели вверх… Это закон рынка. Люди, имеющие нужный другим людям товар, хотят продать его подороже. Но, конечно, только до тех пор, пока не появляются те, кто предложит его дешевле… Ваши люди ничего этого не знали, и очень сердились на Гайдара
".

Недалёкие -- но по-своему неплохие, конечно -- совки сердились на Гайдара, сотворившего чудо, потому что до их совковой башки просто законы рынка не сразу дошли. Но добрый американский друг понимает это, поэтому не осуждает недалёких совков, а даже немного их жалеет.

Книга -- напоминаю -- детская. Для детей, то есть. Про чеченюшечек-лапонек, чудотворца Гайдара и антисоветские бюллетени в Германии в писят втором году.

Также для детей там по ходу дела популярно объясняется, почему нам надо ползти на коленях в чечню, прибалтику и польшу и просить там у всех прощения за геноцид, оккупацию и Катынь. На случай если кто из детей не заметил, их внимание обращается на то, что в современных учебниках мало уделяется времени обсуждению зверств Сталина, который был безусловно хуже Гитлера, поскольку Гитлер хуярил чужих людей, а Сталин -- своих.

И вот так всю дорогу. Все шисот писят страниц. С частотой примерно один взмах белой лентой на семь страниц. И я всё это прочетала. Вам вот только изложила-то всего ничего, а делиться хотелось постоянно и _всем_ прочитанным. Вслух хотелось мне вам зачитывать абзацы, страницы, главы! Вот какая _сильная_ книга!

Да, я давно знаю, что _сильное_ художественное произведение -- это от которого тянет блевать. Вот кенофильм "Двенаццать" сильный. И книга эта тоже. Не слабая совсем.

Так вот я чего подумала по ходу чтения. Цензуры-то ведь у нас нет. Поэтому можно спокойно срать детям в уши чем тока захочется по ходу детективного сюжета, а какой-нить уебан ещё и в аннотации напишет: "детективные истории перемежаются многочисленными экскурсами в историю русского ХХ века и живыми картинами сегодняшнего общественного бытия". Этак щас детьми быть вовсе не так спокойно и благостно, как мне представлялось.

Вощем, если что, выше вы ознакомились с экскрусами в историю русского дваццатого века и живыми картинами сегодняшнего бытия. Поздравляю. 


Спасибо за внимание.

Виса Б. Клава П.


Tags: Упырь, детская литература, литература, пропаганда, терроризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments